Нарушение правил поведения в условиях режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации.

Арбитраж

Разъяснения Верховного Суда РФ

19 мая 2020

Ответ нашего специалиста

За нарушение как федеральных правил поведения в условиях режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, утвержденных ПостановлениемПравительства РФ от 02.04.2020 N 417, так и правил, принимаемых субъектами РФ, установлена административная ответственность по ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ (вопрос 17 Обзора ВС РФ от 21.04.2020 N 1). 


Например, по ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ к ответственности привлекаются граждане за нарушение установленной в соответствующем регионе обязанности не покидать места проживания, за исключением определенных случаев (вопрос 17 Обзора ВС РФ от 21.04.2020 N 1). 


По ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ любому субъекту ответственности (гражданину, должностному лицу, ИП, организации) в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть назначено наказание в виде предупреждения (вопрос 21 Обзора ВС РФ от 21.04.2020 N 1). 


Ч. 2 ст. 6.3 КоАП РФ (нарушение санитарно-эпидемиологических норм в период угрозы распространения опасного заболевания, карантина либо невыполнение санитарно-противоэпидемических мероприятий, в том числе, по предписанию надзорного органа) является специальной нормой по отношению к норме ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ. По ч. 2 ст. 6.3КоАП РФ, к примеру, подлежат административной ответственности физлица, прибывшие из-за границы и нарушившие требования об изоляции и приостановлении посещения общественных территорий (вопрос 17 Обзора ВС РФ от 21.04.2020 N 1). 


Протоколы о правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 6.3 КоАП РФ, вправе составлять должностные лица органов полиции и Роспотребнадзора, а ч. 1 ст. 20.6.1КоАП РФ - должностные лица органов полиции, МЧС России и другие должностные лица, включенные в перечень, утвержденный Распоряжением Правительства РФ от 12 апреля 2020 г. N 975-р, либо региональные перечни (вопросы 18, 23 Обзора ВС РФ от 21.04.2020 N 1). 


Нарушения, ответственность за которые установлена ч. 2 ст. 6.3. и ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ, являются длящимися, сроки давности привлечения по ним составляют: для ч. 2 ст. 6.3 КоАП РФ - 1 год, для ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ - 3 месяца с момента обнаружения нарушения (вопросы 19, 24 Обзора ВС РФ от 21.04.2020 N 1). 


Дела по ч. 2 ст. 6.3 КоАП РФ и ч. 1 ст. 20.6.1КоАП РФ рассматривают судьи районных судов по месту совершения (выявления) правонарушения или нахождения органа, проводившего административное расследование. Дела по ч. 2 ст. 6.3 КоАП РФ могут рассматриваться с использованием систем видеоконференц-связи (вопросы 20, 25 Обзора ВС РФ от 21.04.2020 N 1). 


При этом если окончание срока обжалования постановления по делу приходится на день, объявленный Президентом РФ нерабочим, постановление вступает в силу на следующий день, по истечении названного срока. В случае пропуска срока обжалования по уважительной причине (например, применение к лицу изоляционных или иных ограничительных мер), он может быть по ходатайству восстановлен (вопрос 26 ОбзораВС РФ от 21.04.2020 N 1). 


Ответственность по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ наступает, если из-за нарушения санитарно-эпидемиологических правил причинен вред здоровью одного или нескольких лиц, но не установлено массовое заболевание или отравление людей либо угроза наступления таких последствий (ч. 1 ст. 236 УК РФ). Если такое нарушение повлекло по неосторожности смерть человека, то привлекут по ч. 2 ст. 236УК РФ (вопрос 15 Обзора ВС РФ от 30.04.2020 N 2). 


При этом уголовная ответственность по ч. 1 ст. 236 УК РФ наступает только в случае реальности угрозы массового заболевания или отравления людей, когда они не произошли лишь в результате вовремя принятых мер, направленных на их предотвращение либо ввиду иных обстоятельств, не зависящих от воли лица, нарушившего санитарно-эпидемиологические правила (вопрос 14 Обзора ВС РФ от 30.04.2020 N 2). 


Консалтинговая компания «Лэджи Консалтинг»
E-mail: http://ledgi.ru
Телефон: 8 800 550-12-66;  8 903 792-86-86